НОВОСТИ О НАС ДОКУМЕНТЫ ПРАВОВЫЕ АКТЫ ИНФОРМАЦИЯ ПОМОЩЬ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН
Новости

 

Евгений Шевчук и Дмитрий Рогозин ответили на вопросы журналистов

 

Первый Приднестровский телеканал: Дмитрий Олегович, в 2013 году Вы фактически дали старт новому формату сотрудничества России и Приднестровья. Был подписан Протокол «Рогозин-Шевчук», и в его продолжении был целый ряд межведомственных меморандумов. В этой связи скажите, пожалуйста: удалось ли наладить прямой диалог, и действуют ли механизмы работы? А также хотелось бы узнать: что сегодня продолжает сдерживать механизмы работы?

Заместитель Председателя Правительства РФ, Специальный Представитель Президента России по Приднестровью Дмитрий Рогозин: Сдерживает только одно: крайняя нестабильность у соседей. По сути дела, мы не можем сравнить Приднестровье с каким-то регионом, который имеет общую границу с Российской Федерацией, - с той же самой Абхазией или Южной Осетией. Для того, чтобы даже физически приехать сюда, я уже не говорю про грузы, необходимо преодолеть несколько государственных границ, в том числе границу Украины, которая сегодня представляет крайне нестабильное деградирующее и объясняющее все свои невзгоды и проблемы кознями Москвы государство. Очевидно, что Приднестровье и раньше находилось в состоянии блокады и изоляции, а сейчас эта блокада еще стала крайне эмоциональной и очень такой русофобской. Это единственное реальное препятствие для налаживания отношения.

Но в целом хочу сказать, что Протокол работает в полный рост. Все контакты по линии федеральных министерств и ведомств осуществляются с соответствующими министерствами Приднестровской Молдавской Республики. Но вот о чем сегодня мы говорили с Евгением Васильевичем и членами Правительства Приднестровья, по-моему, это новый и очень важный акцент. На самом деле, надо налаживать более крепкие отношения, надо сделать так, чтобы субъекты этих отношений были, если не соразмерные, то близкие по своим объемам, амбициям и интересам. Приднестровье – это республика относительно небольшая и по населению, и по территории. Российская Федерация – это огромное государство, самое большое по территории в мире. И, конечно, геополитическая повестка России довольно-таки широка. И важно, чтобы здесь, как мы говорим, родное чадо не затерялось, чтобы его не затоптали другие проблемы.

Сегодня мы договорились о том, чтобы создать целую программу развития отношений Приднестровья с регионами Россией, которые имеют профиль своей деятельности таков, в котором может быть заинтересована экономика Приднестровья. Например, это регионы, которые выпускают сельхозтехнику, регионы, которые имеют крупные вузовские центры, способные готовить специалистов для Приднестровья, регионы, которые занимаются вопросами транспорта, логистики и многое другое. Наш российский Посол, он здесь присутствует, Мухаметшин Фарит Мубаракшевич, говорит мне: порядка 6-7 регионов, может быть, десять регионов, мы посмотрим. Мы договорились о том, что Евгений Васильевич в ближайшее время подготовит обращение на глав российских регионов – соответственно, мы со стороны федерального Правительства поставим на контроль вопрос заключения прямых отношений, и это будет огромный резерв для Приднестровья. Эти регионы, в принципе, у нас вся Россия солидарна с Приднестровьем. Проще будет работать не с федеральным Правительством, а с губернаторами и их администрациями.

Сейчас только пока лишь два таких крупных региона: Новосибирская и Архангельская области вышли на побратимство. Но это совершенно не то, что нам необходимо. Вот я привел сегодня пример, что некоторые даже регионы Молдовы, такие как Гагаузия, и то активно развивали свои экономические отношения, пользуясь легальной основой, через Правительство Молдовы. Приднестровье тем более должно было бы иметь эти отношения. Мы эту ошибку исправим с Евгением Васильевичем. И очень быстро.

Второе. Я думаю, о чем мы должны сегодня говорить, и это точно вытекает из одноименного Протокола, это вопросы, связанные с тем, чтобы подхватить интерес Кишинева к восстановлению полноформатных отношений с Российской Федерацией для решения прагматичных вопросов экономики Приднестровья. Вчера в Кишиневе мы договорились с господином Октавианом Калмыком о том, что в сентябре мы проведем анализ «дорожной карты», которая была предложена Российской Федерацией. Это «дорожная карта» тех действий, которые Молдова совместно с Россией должна совершить с тем, чтобы совершенно дикий крен по безответственности, вираж в строну Брюсселя поправить и сделать так, чтобы Молдова могла развивать отношения со своим естественным партнером – с Российской Федерацией, где находится вся молдавская трудовая миграция. 700 тысяч молдаван работает в России, а почему-то сама Молдова со своими чиновниками идет прямо в противоположном направлении. Сейчас это понимание есть, и я думаю, что можно было бы ряд важных экономических вопросов, интересующих Приднестровье, - это железная дорога, тарифы, вы сами знаете проблемы, не буду перечислять, - включить в некий план, как некую подчасть, подраздел «дорожной карты» и в перспективе в повестку отношений, которые будут рассматриваться и на заседании межправительственной комиссии Россия-Молдова, думаю, в конце этого года. В принципе, приднестровцы уже принимали участие в подобного рода консультации в качестве наблюдателей. Это было полезно, это было два или три года назад, у нас был такой момент в Кишиневе. В том, в чем сама Молдова заинтересована, есть такие вопросы, надо активно участвовать, не фыркать, не капризничать, а именно совместно решать эти проблемы.

Есть еще одна, третья тема. Если позволит Евгений Васильевич, я тоже обозначу. Она меня сильно обеспокоила. Это проблема Днестра, проблема воды. Здесь те решения, которые были приняты Украиной, губительны в целом для всего региона, для людей, для экологии, для природы. И это проблема, которая в полной мере осознается в Кишиневе. Появляются некие темы, где на самом деле и Тирасполь, и Кишинев могли бы выступить в качестве инициаторов, может быть, некоего чуть ли не расследования по этим фактам, которые должны быть, безусловно, проанализированы. Нельзя так себя вести в отношении к таким артериям, как Днестр, фактически превращая его в ручей. Еще раз хочу сказать о том, что эта тема новая, она была вчера поднята, как ни странно, прямо параллельно, не сговариваясь: и руководство Правительства Молдовы, и руководство Приднестровья заговорили на эту тему.

Я думаю, что это мы тоже обязательно рассмотрим. А Россия, вы знаете, является страной огромных, больших полноводных рек и дорожит своими реками, озерами и своим уникальным озером Байкал. Мы прекрасно понимаем, о чем идет речь. Поэтому я дам поручение Министерству природы Российской Федерации, Сергею Ефимовичу Донскому, направить своих специалистов в регион, выяснить, посмотреть, какие профильные международные организации для решения этой темы. И, конечно, мы окажем в этом вопросе вам поддержку, в равной степени и Молдове.

Еще раз хочу сказать, что ситуация с этим визитом и с реализацией этого Протокола такова: мы нащупали что-то новое и явно что-то полезное. Странно, что мы об этом раньше не говорили.

Президент Приднестровья Евгений Шевчук: Спасибо! Я хочу сказать, что на сегодняшний день реально сдерживающим фактором в развитии торгово-экономических отношений с Российской Федерацией является отсутствие международно-признанного статуса Приднестровской Молдавской Республики. А это связано с замедлением, будем говорить так, динамики переговорного процесса. В свою очередь, это замедление базируется на том, что в Молдове был период некой политической нестабильности, за четыре года сменилось пять команд премьер-министров. В последнее время Молдова предприняла несколько односторонних шагов, направленных на ухудшение положения в Приднестровье, и это осложнило переговоры и тоже имеет последствие, оказывает влияние на приднестровскую экономику. Это и фактор Украины, который воздействует на Приднестровье уже на протяжении последних нескольких лет. Все это в комплексе усугубляет экономическую картину в Приднестровье с учетом регионального экономического кризиса и тех мировых процессов в экономике, которые на сегодняшний день происходят.

Сегодня на встрече со Спецпредставителем мы обсудили возможность разработки мини-программы или программы гуманитарно-экономического сотрудничества с регионами Российской Федерации. Мы надеемся при поддержке федерального Правительства установить более широкие, более обширные экономические связи с регионами России, которые также представляют для нас очень весомый экономический интерес в сотрудничестве. И это будет новым этапом для развития торгово-экономических отношений с Российской Федерацией. Мы в этом видим перспективу и следующий этап в развитии того меморандума, который был подписан в Российской Федерации и на уровне Спецпредставителя, и на уровне соответствующих органов государственной власти Российской Федерации о сотрудничестве в гуманитарной и экономической сфере. Мы эту программу планируем предложить в ближайшее время, о чем дополнительно проинформируем средства массовой информации.

Информационное агентство «Новости Приднестровья»: Дмитрий Олегович, вопрос к вам. В последнее время в Молдове все чаще проходят учения НАТО, румынские летательные аппараты стали нарушать воздушное пространство Приднестровья, даже поднималась тема возобновления полетов российской воздушной эскадрилий над территорией Приднестровья, чтобы защитить приднестровское воздушное пространство. Как Вы относитесь к нагнетанию, обострению этой ситуации в области безопасности?

Дмитрий Рогозин: Я отношусь к этому крайне отрицательно. И я знаю, о чем идет речь, потому что сам четыре года до работы в Правительстве работал Постоянным представителем Российской Федерации при НАТО. Эта организация неисправима. Казалось бы, даже дух в этой организации, в штаб-квартире НАТО, что вполне приличные люди, дипломаты натовских стран собираются в одном месте. В принципе, сами по себе, каждый, они нормальные парни, но как только соберутся вместе, это просто исчадье ада. Я еще раз говорю: это просто реликт уже холодной войны. То, что они сейчас делают в отношении Российской Федерации, ее союзников и партнеров, это, конечно, ни в какие рамки не вписывается. Они откровенно наращивают даже не столько военную мощь, сколько военную риторику. У них есть «шкурная» задача, своя, внутренняя. Это надо просто понимать. Долгие десятилетия, особенно когда распался Советский Союз, в 90-е годы, это была большая угроза для НАТО, потому что они потеряли мотивацию для самого существования, для самооправдания. Все жители, граждане стран, входящих в НАТО, спрашивали: «Зачем нам это надо?» И у НАТО не было ответа на этот вопрос. Сейчас, когда появляется новая сложность в международных отношениях, они просто откровенно кайфуют. Они радуются тому, что изображают, что они очень сильно кому-то нужные. Поэтому, в принципе, эта организация создана исключительно для конфликтов, для войны, для нагнетания обстановки. И на сегодняшний момент действия беспилотников. Вы думаете, румыны сами их запускают? Нет, конечно. Они потом бахвалятся у себя в Брюсселе, рассказывают, что они начали проводить аэрофотосъемку, готовя какие-то плацдармы, нащупывая слабые места, уязвимости в обороне приднестровцев. Они проверяют, что называется, на вшивость наши с вами возможности ответить им. Но за этим, по большому счету, нет ничего, кроме одного – «шкурного» интереса самооправдания своего существования. Они неполезная организация, и НАТО давно было пора распустить, о чем неоднократно говорил Президент России Владимир Владимирович Путин.

Что касается Приднестровья. Я думаю, здесь гораздо больше проблем может возникнуть, как ни странно, с другого направления – не со стороны Румынии. Румыния все-таки член НАТО – она, несмотря на свои иногда амбиции, схожие с теми, что питали лидеры Румынии еще в конце 30-х – начале 40-х годов, тем не менее, вряд ли будет действовать, каким-то образом нарушая общенатовскую солидарность. А вот Украина… Конечно, здесь это проблема большая. И проблема в том, что чем дальше, тем глубже. Этот психоз гражданской войны внедряется в мозг или в то, что было раньше, так называлось мозгом политической элиты Украины. И, конечно, здесь возможны провокации. Я вчера тоже об этом говорил, не скрою. Не хочу в деталях рассказывать, но в Кишиневе мы об этом тоже говорили: о том, что молдавские политики, чиновники должны все-таки поосторожней себя вести в отношениях с Украиной применительно к Приднестровью. Есть основания думать, что украинские радикалы могут использовать совместные какие-то миссии с молдаванами для того, чтобы спровоцировать ситуацию, нагнетать ее и подставлять самих молдаван под удар. Нам этого не хотелось бы, потому что мы хотели бы с Молдавией сейчас восстановить нормальные отношения. Поэтому сам Кишинев должен быть начеку всех этих сладких песен со стороны Киева. И само наличие господина Саакашвили, который без смирительной рубашки там бегает по Одессе, – это фактор небезопасный.

Еще раз хочу сказать, что мы внимательно отслеживаем все, что происходит рядом с границей Приднестровья. Но мы знаем, что, во-первых, мы сами с усами, так сказать, сами за себя готовы постоять. Но и потом, конечно, российские миротворцы, я вчера с ними пообщался. У них хорошее настроение, парни крепкие, надежно себя здесь чувствуют, комфортно. Все проблемы, которые были связаны с попытками блокировать поставки вещевого имущества, продовольствия и всего остального наши группировки совместно с партнерами из Приднестровья решены. И поэтому никто вас в обиду не даст. Но еще раз говорю: надо просто понимать, с кем вы имеете дело, и что ваши соседи не успокоятся, будут постоянно вам портить настроение.

Газета «Комсомольская правда»: Дмитрий Олегович, Вы заявили о том, что Молдова проявляет большую заинтересованность в продвижении своей продукции на российский рынок. Скажите: а неужели этой заинтересованности не было хотя бы два года назад во время Вашего предыдущего визита. И насколько эта заинтересованность связана с ситуацией в Приднестровье?

Дмитрий Рогозин: Эта заинтересованность возникла из экономической статистики, потому что, наверное, может, кто-то еще не верил, что это было шапкозакидательство. Но потом, вот Евгений Васильевич сказал: «За четыре года пять Правительств сменилось». Они сначала даже ко мне приезжали знакомиться, они тоже назначали ответственного в правительстве за контакты с Российской Федерацией, за работу межправительственной комиссии. Я то с одним познакомился, то с другим чай попил, то с другим конфету съел. Потом мне все это надоело. Я говорю: «Слушайте, что здесь происходит, это какой-то цирк». И просто прекратил общаться с Кишиневом. Вот у нас Посол там есть, он бедный сам там в одиночестве мучился, общался с этими постоянными сменами правительства. И вот отсутствие должной, ответственной власти в Кишиневе, междоусобица, которая фактически столкнула лбами самые разные лоббистские силы в молдавской политике, привела к тому, что они какое-то время не интересовались экономикой, считая, что она сама по себе как-то решиться. Действительно, молдавские производители пытались сами пробиться на российский рынок, но все-таки было очевидно, что решение, которое было принято российским руководством, носит принципиальный характер. Мы просто не имели права оставлять статус-кво после того, как Молдова без консультаций с Приднестровьем, с Россией приняла и за что проголосовала. Безоглядный путь непонятно куда, в какую-то очередь в предбанник европейский. Сейчас наступает некое прозрение, потому что, вы видите, даже Великобритания заявила о выходе из Европейского союза. Я думаю, что ответственные молдавские политики понимают, что вряд ли это когда-нибудь случится для Молдовы. Но для них это, может быть, некий самодисциплинирующий вектор развития, они как-то так оправдывают сохранение этого направления в своей внешнеэкономической политике. Однако статистика вещь такая очень скучная и противная. И она показывает, что за последние два года буквально рухнул импорт из Молдовы в Российскую Федерацию примерно на 40 и более процентов. Но, кстати говоря, в Молдавии рухнул экспорт их товаров и в Европейский союз более чем на 20%. Поэтому на самом деле у них ситуация крайне сложная.

Совершенно очевидно, тут люди начинают трезветь и понимать, что надо как-то восстанавливать отношения, потому что не может политика путаться в ногах экономики. Политика должна помогать экономике. Я надеюсь, что именно вот эти соображения привели к тому, что недавно в Бишкеке состоялась встреча наших премьеров: Медведева и, соответственно, молдавского премьера, после чего состоялись мои контакты с господином Калмыком. Сейчас мы приехали, и, в принципе, все идет в нужном и предсказуемом направлении. Мы об этом знали, что так произойдет и те самые два-три года тому назад, предупреждали о том, что мы потеряем три года в наших отношениях, и потом экономика заставит молдавское руководство вернуться к какому-то пониманию реалистичности ситуации, что и произошло.

«РТР Молдова»: Сейчас Приднестровье находится в серьезном экономическом кризисе. Как Вы думаете: каковы причины этого кризиса? И если позволите вопрос вдогонку предыдущему вопросу: какие условия в «дорожной карте» Москва представила Кишиневу уже вчера для снятия эмбарго?

Евгений Шевчук: О причинах и основных экономических сложностях я говорил чуть выше. Хотим мы или нет? Мы признаем, что отсутствие политического международного признанного статуса имеет влияние непосредственно на Приднестровье. Мы испытываем давление и в области транспорта, у нас есть проблемы, связанные с перемещением наших грузов нашими экономическими агентами нашим отечественным транспортом. У нас фактически целая отрасль исключена из экономики. Даже в последнее время приняты односторонние шаги нашими партнерами по ухудшению положения для перевозки или доставки грузов железнодорожным транспортом. И эти все элементы наслаиваются на региональную экономическую нестабильность.

Безусловно, есть определенные проблемы внутренней экономики, необходимы структурные реформы, нужно рассматривать вопросы реформы налогового законодательства и двигаться вперед, но основными проблемами являются внешние факторы, и они довлеют над Приднестровьем довольно существенно.

Поэтому мы видим пути выхода из этой ситуации. Это активизация контактов с нашими партнерами, в первую очередь в Молдавии и на Украине, чтобы деблокировать возможности приднестровской экономики, как я уже говорил, разработать и реализовать план расширения регионального сотрудничества с регионами Российской Федерации в первую очередь в экономической сфере. И в этом мы видим перспективы.

Дмитрий Рогозин: Что касается «дорожной карты», о которой мы условились с нашими молдавскими партнерами. Еще в Москве мы об этом говорили, о том, что должен быть некий разбитый по этапам план совместных действий для того, чтобы так же поэтапно, синхронно или параллельно снимались те ограничения. Вы сказали эмбарго, это не эмбарго, потому что оно тотально закрывает весь экспорт Молдовы. У нас такого нет, у нас ряд предприятий Молдовы по-прежнему работает на российском рынке и не жалуется. Вчера об этом говорил и господин Калмык и башкан Гагаузии.

В основном «дорожная карта» ориентирована на восстановление обязательств Молдовы, под которыми она подписалась и должна их выполнять в рамках СНГ. Молдова находится внутри СНГ, она оттуда никогда не выходила и не собиралась это делать, и она давала эти обязательства. Потом вдруг она как бы повернулась спиной к этим обязательствам и подписала новые обязательства, которые находятся в противоречии со старыми стандартами. Поэтому речь идет, прежде всего, о восстановлении политики стандартизации различных линий, различных политик, в том числе, и по тарифам, и по пошлинам и так далее вместе с Российской Федерации и другими нашими партнерами. Ничего такого, что могло бы хоть как-то уязвить Кишинев, Молдову с точки зрения политики, тот политический суверенитет, там точно ничего нет. Документ уже находится в молдавском правительстве неделю, уже внимательно изучается. Как мне вчера рассказали наши коллеги из молдавского правительства, туда также будут внесены некие инициативы молдавской стороны. Для того, чтобы уже взвесить полностью всю ту работу, которую предстоит сделать, мы решили создать рабочую группу высокого уровня: с российской стороны ее возглавит Первый заместитель министра экономического развития господин Лихачев. Соответственно, уровень с молдавской стороны тоже достаточно высокий, и они должны к сентябрю уже наработать хоть какое-то мнение. Начнут они работать в третьей декаде июля. Поэтому еще раз говорю: мы довольны тем, что толкнули этот процесс навстречу друг другу. Я думаю, что там договорятся наши коллеги-экономисты.

Спасибо!

06-07-2016

 

 

 
    МЕНЮ РАЗДЕЛА    
  Новости  
 
Новости
2020
4 кв
2019
2018
2017
2016
2015
2014
 
   
 
 
 
Отчеты
Ежедневный агрометео-рологический бюллетень
Мониторинг засух (ежедекадно)
Пресс-секретарь
Государственные символы
Ссылки
   

Контактная информация:

Подробно

 

Locations of visitors to this page

Контактная информация:

Скачать логотип

© 2009-2020 Министерство сельского хозяйства и природных ресурсов
Приднестровской Молдавской Республики

При использовании материалов сайта, обязательно указывать адрес www.ecology-pmr.org

Наши адреса:

www.ecology-pmr.org
agroeco.gospmr.org